Как работать с персоналом в IT старт апе? Беседа с CEO QRepublik

Это интервью получилось случайно, захотелось узнать как проходят будни обычных IT сколковских старт апов. Сегодня беседуем с Александром Сенкевичем генеральным директором QRepublik — резидентом биомедицинского кластера Сколково.

Мария Савченко: Александр, расскажите о себе: как стали генеральным директором вот такого проекта? Где успели поработать? И почему вообще медицина?

Александр Сенкевич: Почему медицина, сложно сказать. Вся семья – медики. Я один, на самом деле, не получился. Если честно, ничего не понимаю в медицине, хотя я к ней спокойно отношусь.

Как я стал директором? Думаю, что я хороший организатор. До своего бизнеса я работал в основном в банках. Начинал там с самых низких должностей, потом потихонечку вырос. И в дальнейшем по жизни немножко концепция поменялась. Я уехал работать за границу. Поработал в нескольких странах, потом вернулся в Россию уже и открыл свое дело.

Мария Савченко: В каких странах успели поработать?

Александр Сенкевич: Я работал в Венгрии, в Канаде и немножко во Франции. Потом вернулся в Россию, организовал финансовую компанию. 

Мария Савченко: Чем занималась ваша финансовая компания?

Александр Сенкевич: Торговля акциями. Это была абсолютно банковская работа. Поскольку я всю жизнь работал в этой области, я ее понимал.

Было очень много переездов с места на место. То есть я еще в то время мотался: страны менял, города менял. Телефоны менял, регулярно их терял. Восстановление сим-карт тогда еще было не такой простой историей. И времени не хватало. 

И в один момент меня замучила история всем перезванивать и говорить, что: «У меня изменился номер». Как раз мессенджеры только начинались еще. И мы создали сервис по визиткам.

Мария Савченко: Это был ваш первый IT проект? 

Александр Сенкевич: Да, именно. Но это очень примитивный сервис. То есть я раздавал кому-то визитки, а они были с неким кодом. В веб-версии я видел, кто записал эти контакты. И в дальнейшем при смене номера я мог выбирать, кого я хочу уведомить об изменении контактов, а кого – нет. Это я сделал исключительно для себя.

Это работало-работало-работало. И дальше, я уже не помню, кто. Кто-то подсказал, или мы где-то увидели статью об электронной истории пациентов. Суть была в том, что создавалась электронная карта, куда вводились фамилия, имя, отчество с каким-то очень базовым списком заболеваний пациента. 

И тут мне в голову стукнула идея: почему эту историю не сделать правильной? И как-то оно само собой завертелось.

Мария Савченко: «Правильной» в каком смысле?

Александр Сенкевич: Правильно хранить данные, правильно отображать эти данные в нужной иерархии для служб экстренной помощи. Правильно перевести на иностранный язык, например, на английский. Английский бытовой – один, медицинский – это совершенно другой язык.

Мы начали делать эту медико-социальную историю, так появились браслеты QRepublik. По сути мы создали экосистему, которая позволяет хранить медицинские данные пациента и предоставлять их в нужном виде мед учреждениям.

Мария Савченко: А как вы попали в Сколково с этим проектом? 

Александр Сенкевич: На самом деле, мы 2 раза попали в Сколково.

Суть такая. Чтобы попасть в Сколково, нужно подать заявку. Первый раз мы делали упор в заявке на коммерциализацию. Это хорошо, но это неправильно. Правильно делать упор на то, что все-таки Сколково – это больше про науку.

Второй раз нам дали возможность попасть в Сколково, когда мы выиграли конкурс по туризму. То есть, помимо медицины, мы еще предоставляем наш проект как туристический. Так как идентификаторы браслетов работают на 7 языках. При чем браслеты работают в обе стороны, как для наших туристов, так и для приезжающих в РФ.

Мария Савченко: Как долго собирали команду для этого проекта? Вообще, сколько людей работает сейчас?

Александр Сенкевич: Команда перманентно меняется. Сейчас работает 10 человек. Кто-то уходит, кто-то приходит. С последними событиями сейчас уволилось 2 человека, нескольких ребят мы перевезли заграницу, так как большая часть команды работает удаленно. В офисе находится 2-3 человека. 

Мария Савченко: Как происходит управление командой?

Александр Сенкевич: Во-первых, у нас созвоны 2 раза в неделю, то есть мы общаемся всё время. Потом, каждый отвечает за свой какой-то участок работы. Я никогда не давлю, а смотрю сверху. Потому что у меня есть одна глобальная задача, которая делится на некие подзадачи. Допустим, айтишная часть, она уходит к директору по IT.

Он ее распределяет среди ребят. Я понимаю, что мне нужно получить на выходе. Он понимает, что ему нужно, чтобы получился этот выход.

Мария Савченко: Есть ли текучка в команде?

Александр Сенкевич: Дикой текучки нет. Кто-то куда-то двигается: кто-то растет, кто-то, бывает, находит там что-то еще интереснее. Если мне человек интересен, как профессионал, я могу попробовать удержать его в рамках определенного бюджета. Через силу удерживать не стану, и платить больше, чем повзоляет бюджет тоже.Если у человека горят глаза и он делает – это круто. А всё остальное…

Мария Савченко: Насколько я знаю ит-шники очень склонны к интересным задачам. 

Александр Сенкевич: Айтишники специфические люди. Иногда с некоторыми ай-тишниками очень тяжело найти общий язык. И у меня действительно складывается впечатление, что некоторым даже не столько деньги интересны, сколько задача.

Потому что они растут. И потом себя дороже продают на рынке. Я понимаю, зачем они это делают, прекрасно понимаю. Мне тоже интересно иногда погрузиться в ит-задачи, я даже пытался одно время им помогать. Хотя, я несколько раз им так помог, что свалилось абсолютно всё, и мне сказали: «Александр, лучше туда не лазить. Мы сами всё сделаем. Так дешевле». С тех пор они прозвали меня «погромистом», даже в записные книжки внесли этот никнейм (смеется).

Мария Савченко: Как вы продаете ваши браслеты? Кто ваши клиенты?

Александр Сенкевич: На сегодняшний день продажи делятся на Российские и зарубежные.

В России продажа браслетов происходит сложнее, так как наш менталитет не позволяет раскрывать личную информацию, а в Америке, например, люди сами готовы повесить на себя табличку о том, что у меня есть такая-то проблема со здоровьем, чтоб ему быстрее оказали правильную помощь. 

Теперь «зарубеж». База у нас в Штатах. В Штаты мы отправляем очень большими партиями наши браслеты. Оттуда идет и B2B, и B2C везде. 

Мария Савченко: Сейчас тоже продолжаете отправлять?

Александр Сенкевич: Да. Ну, естественно, через третью страну. У нас есть два склада в США и Канаде.

В Америке людям не нужно создавать потребность в браслетах, она там уже есть, так как страховые компании возмещают их стоимость. Браслеты доступны на том же «Амазоне».

На сегодня, благодаря «Амазону» наша продукция есть в Австралии, Новой Зеландии, Эмиратах, Израиле,  Европе, Канаде, Мексике.

А вот в России мы активно представлены в Новосибирске, а не так давно почти подписали договор с «Новартисом». То есть я ехал подписывать договор, и его не подписал – начались известные фервальские события. Это должен был быть новый этап. Тема клинических испытаний.

Мария Савченко: А есть ли в вашей компании корпоративная культура или ценности, о которых вы изначально говорите, когда берете на работу человека? 

Александр Сенкевич: Наверное, этот процесс еще строится все-таки. Ну а ценность банальная – мы говорим: «Ребята, мы спасаем людей. Где-то вы сейчас накосячите…Это на вашей совести. Потому что если смс-ка не дошла в нужный момент, и с пациентом что-то случилось…думайте сами». Это формирует серьезный ценностный подход к работе.

Мария Савченко: Александр, скажите, возникает ли периодически потребность в том, чтобы найти отдельного человека, который бы занимался персоналом – подбором, адаптацией, общением с ребятами? 

Александр Сенкевич: Пока нет. Нас 10 человек, этого пока достаточно. 

Хотя потребность у меня была в другом – мне нужно было найти такого тестировщика, абсолютно независимого, который бы выносил мозг всем. И я его нашел.

Мария Савченко: Выносил мозг всем тестировщикам?

Александр Сенкевич: Да. Его сначала невзлюбили все, что, в принципе, мне и нужно было. Он сидел и тыкал всех носом в ошибки. В итоге все сработались, и это очень круто. Пришлось объяснять людям, что: «Да, ребята, есть косяки, которые надо исправлять. Косячат все. Это нормально, абсолютно – мы же делаем что-то. Но ошибки нужно замечать и вовремя исправлять, так как у нас проект про здоровье и жизнь человека». 

Мария Савченко: А как вы понимаете, что человек вам подходит? Кроме проверки профессиональных навыков? То есть какие-то ощущения, интуиция?

Александр Сенкевич: Вообще, если мне некомфортно с человеком, я стараюсь с ним не общаться.

Кейс, кстати, классный был у меня в жизни. Во времена работы в финансовом бизннсе у нашей компании намечалась одна очень крупная сделка с чехом. Он продавал завод и позвал нас к себе в гости (партнеров) в Швейцарию. Жил он в Швейцарии на мельнице всей семьей. Совсем не бедный человек.

И позвал он нас на 4 дня. Я говорю: «Зачем? У нас сейчас сделка – и всё. Давайте подпишем». Он говорит: «Нет, подъезжайте». И мы подъехали и остались у него 4 дня.

Там дом огромный. Всё было очень круто. Мы подписали договор, только по истечении 4 дней. Когда подписали, я его спрашиваю: «Зачем тебе это нужно было?» Он говорит: «Ты знаешь, – говорит, – я не работаю с людьми, с которыми мне неинтересно и кто неправильный человек, скажем так». Я дипломатично сейчас это назвал. Я говорю: «И?» Он говорит: «Ты понимаешь, – говорит, – ни один актер свою роль 4 дня играть не сможет. Он накосячит». Я говорю: «То есть ты наблюдал за мной 4 дня?» Он говорит: «Да». Я говорю: «И как?» Он говорит: «Ну были косячки, – говорит, – но небольшие. Но я, – говорит, – смотрю на всё, понимаешь? Как человек заходит, как он ставит обувь, как он что делает. Я просто формирую свою картину. Если бы ты был засранец, – он сказал так, – я бы в жизни с тобой не работал». Ну круто же, вообще круто, реально круто!

То есть банальная история из жизни. Прежде чем жениться, поживите вместе месяцок, ребята. Вы притретесь, поймите, отстой или нет. Потому что цветочно-конфетный период – это отдельная песенка. Вот и в бизнесе это вот такая история.

Мария Савченко: А сумма сделки какая была, если не секрет?

Александр Сенкевич: Больше миллиона долларов, скажем так. Это был прямо ну вот хороший жизненный кейс. Я его применяю до сих пор. Я не приглашаю людей, но я с ними стараюсь общаться часто-часто-часто. И я вижу: я с ним могу работать или нет. И он видит это тоже, потому что если я ему не захожу, ради денег это не работа, деньги не решают ничего на самом деле. Работа – это: ты делаешь-делаешь-делаешь, это результат. Вот тогда это круто.

Мария Савченко: Результат того, что вам классно вместе это делать?

Александр Сенкевич: Да-да, и если это всё еще оплачивается, тогда это вообще бомба. 

Мария Савченко: Наше интервью подходит к концуСкажите, что можете порекомендовать ребятам, которые хотят открыть стартап в мед секторе? На что обратить внимание?

Александр Сенкевич: Обязательно наличие научного руководителя, в медицине должен быть свой человек. Желательно, чтобы он был креативным и амбициозным в хорошем смысле.

Мария Савченко: А в вашей команде есть научный руководитель?

Александр Сенкевич: У меня было несколько. Сейчас тоже есть. Вообще, я меняю их время от времени в зависимости от задач, потому что система получается на сегодняшний день многозадачная. У меня всегда есть несколько людей, которые помогают. Иногда я просто консультируюсь, скажем так. Это должно быть некое третье мнение в любом случае. Очень важно, что сам проект должен быть системным, чтобы он мог интегрироваться с другими медицинскими проектами. Потому что один ты быть в любом случае не сможешь, нужно суметь войти в экосистему.

Медицина — это консервативная история, где люди очень боятся чего-то нового. Но на сегодняшний день, честно скажу, многие врачи уже готовы рассматривать варианты. 

И по поводу команды. Поначалу глазки-то должны гореть. Денег там вначале нет. Если есть свои деньги, то можно инвестировать, я так и сделал. Но я верил в это дело. Плюс я сам по себе рисковый немножко.

Благодарим за фото Ольгу Кристеву

51 Views